Первый день Недели науки-2022: доклад Директора ИПЭИ А.Н. Неверова

23 января 2023 года состоялось открытие традиционного мероприятия Института психолого-экономических исследований "Недели науки ИПЭИ-2022". По традиции Неделя науки началась с доклада Директора ИПЭИ Александра Неверова. Публикуем фрагменты выступления и краткие тезисы.

 

Почему именно в таком порядке расположены названия «нейроэкономика», «экономическая психология», «поведенческая экономика»?

Здесь две логики. Первая: мы идем от нейробиологических, физиологических и социально-экономических оснований. Нейроэкономоика – это нейробиология принятия экономических решений. Поведенческая экономика, поведенческая экономическая теория – это уже поведенческие основания экономической науки. Тут еще есть «когнитивные науки» и никто не знает, что это такое, потому что каждый сам вкладывает своё определение. Но в самом широком смысле «когнитивная» идёт от слова «познание».

Слайд из презентации А.Н. Неверова 

«Когнитивные процессы» по-русски можно назвать «познавательными процессами». Советская психология к познавательным процессам относила ощущения. Комплекс ощущений складывается в восприятие. Потом на основании ощущений и восприятия формируются следующие интегральные познавательные процессы: память, внимание, воображение. Через них человек получает и передаёт информацию во внешнюю среду.

Соответственно, когнитивные науки – это те науки, которые связаны с процессом усвоения, познания, превращения информации в знания и передачи знаний в качестве информации.

Вторая логика связана с логикой истории науки. Если мы говорим про психофизиологию и нейробиологию, то она и её парадигмальные сдвиги являются более общими, по сравнению с психологическими, а психологические по сравнению с экономическими.

Расшифровка «Поведенческая экономическая теория» более правильная, чем «поведенческая экономика», потому что у нас экономика может быть сферой деятельности и наукой. А на самом деле сферой деятельности можно назвать экономику, а наукой экономические теории, концепции т.д.. Поэтому лучше подчеркивать, что в данном случае речь идет не о какой-то поведенческой системе экономической деятельности, практической или реально существующей, а о некоем разделе.

Можно также подумать, что «поведенческая» указывает на психологическое основание, связанное с поведенческой (behavior) парадигмой психологической науки, но это абсолютно не так. На самом деле поведение рассматривается с точки зрения когнитивных процессов.

 

Теория подталкивания. Формирование архитектуры выбора.

Слайд из презентации А.Н. Неверова

Математическая модель со знанием поведенческих механизмов используется как формирование архитектуры выбора для неявного влияния. «Наджинг» – это подталкивание без ограничения выбора. Человек выбирает сам. Ему просто создают условия, чтобы вероятность выбора им целевого параметра для того, кто эту архитектуру создал, была значительно выше, чем без этой архитектуры. Но она всё равно свободна.

Было выявлено две модели поведения и параметры, при которых каждая модель эффективна, а в каких она меняется. Каждый из нас может использовать обе модели, но есть люди, которые 90% времени используют первую и есть те, которые 90% времени используют вторую. При этом нет ни одного человека, который использует какую-то одну. Первая модель – интуитивная, человек с данной моделью много времени тратят на действие и мало на обдумывание. Вторая – рациональная. Тратится очень много времени на обдумывание и быстро совершается действие. Человек выбирает модель поведения в зависимости от степени важности задачи. Если для нас принимаемое решение не так важно, то мы будем использовать mod1 (интуитивную модель). К примеру, если мы зашли в магазин и у нас с вами не такая важная покупка, то мы будем действовать быстро и мало тратить время на обдумывание. Если мы покупаем что-то в первый раз, то будем использовать рациональную модель поведения. Всё зависит от субъективной важности принимаемого решения.Ричард Тайлер под это подвёл социально-политическую базу. Он обозначил интуитивных, внерациональных людей как «Humans», а рациональных как «Econs». И основная задача его книги 2008 года в том, чтобы в общественное мнение занести тезис «либертарианский патернализм», т.е. обосновать, что люди не одинаковы – большая часть из нас всегда действует интуитивно и если им не помогать, они могут нанести себе вред. Следовательно, «эконы» должны создавать такую инфраструктуру выбора, чтобы защищать интуитивистов от самих себя, чтобы они не нанесли себе вред.

Либертаринский партенализм – это когда более рациональный человек заботится об интуитивных, но при этом он делает это так, чтобы эта забота не ограничивала свободу выбора.

Итого мы имеем общую проблему, которая привела к возникновению поведенческой экономики. Она связана с тем, что мы не знаем, как на самом деле себя ведут люди.

 

"На мой взгляд, либертарианский патернализм это второе, но замаскированное под первое"

Все партии и модели государства выросли из триады моделей человека: 1) человек сам в состоянии о себе позаботиться, ему главное не мешать, т.к. все его проблемы возникают тогда, когда ему начинают ограничивать свободу, 2) люди не одинаковы, поэтому либо должна быть абсолютно равная социально-справедливая система, либо должна быть некая часть, в которой более умные и рациональные люди заботятся о менее рациональных.

Исходя из этого, можно выделить две модели государства. Первая: государство создает равные условия и контролирует то, чтобы эти условия никто не мог нарушить и никто не мог присвоить себе право влиять на окружающих. Либеральное государство. Вторая – это социальные какие-то варианты. Когда государство отвечает за общее благо, за общие интересы. В этом случае оно имеет право ограничивать действия других ради общих интересов.

На мой взгляд, либетарианский патернализм – это второе, но замаскированное под первое.

 

согласен с тем, что есть проблемы учебника поведенческой экономической теории. Особенно нашего."

И эту проблему надо решать. Такая возможность есть, учитывая, что диалектическая логика – это оппонент позитивизма. 

В этом смысле наш институт исходит из советской психологической парадигмы как основы. Ещё раз: мы занимаемся экономической психологией. Поведенческая экономика – не очень хороший термин. Это просто поход и всё. А экономическая психология может быть разной, потому что теорий психологий много. Мы родились здесь, учились здесь, в нас зашита советская психология.

И в принципе теория деятельности Рубинштейна для меня является основой для построения теории экономической психологии. Более того, у Рубинштейна из этого принципа выводится еще и онтологический постулат субъектов, т.е. субъект как онтологическая сущность, которая существует реально с некими объективно измеримыми и наблюдаемыми процессами. И модификация этих постулатов является фундаментом того, чем мы занимаемся в институте.

 

"Моя задача была не рассказать про поведенческую экономику, а наметить поле [работы]."

Мы работаем и будем продолжать работать над интеграцией нейробиологических, экономических, психологических и когнитивных эффектов или факторов, постулатов, событий, состояний, явлений, феноменов для построения новой модели с рабочим названием «человекосообразная экономика». И я не могу эту задачу сделать методом учебника. Я могу только соотнести только то, что делали мы с тем, что делают другие. Указать, где они вошли в тупик и на то, где мы хотим этот тупик преодолеть.

Я надеялся, что у меня в докладе получится показать следующие моменты. Первый: поведенческая экономика уже дала прикладной эффект. Он доминирует над теоретическим. Второй момент про государство. На практическом уровне макроэкономики и макроэкономической политики есть общетеоретический кризис моделей государства. Вопрос не практики и применения, а их нехватки. Те, которые есть не работают, а поведенческая экономика предлагает вариант, который лично меня не устраивает. Третий момент: англосаксонская экономическая теория вместе с поведенческой экономикой встряла в целый ряд противоречий и их надо решать. И это тоже задача для науки. Эти проблемы имеют значение в том числе для оценки того, что происходит.

У института есть свой подход. И мы абсолютно впереди всех по изучению с помощью методов экономико-психологических макропроцессов в лабораторных условиях, полевых условиях, разных условиях. Здесь мы первые и нам надо использовать тот задел, который у нас есть для помощи РФ в стратегическом развитии, чем мы и будем заниматься в этом году. 

Последние новости: